На главную
Межрайонная централизованная библиотечная система им. М.Ю. Лермонтова
Поиск
 
Карта сайта

Календарь событий

Август 2020

12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Книжные новинки

Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать

Все новинки

Новости

04.08.2020

Запись на посещение библиотеки теперь онлайн Подробнее

03.08.2020

Лермонтовка запускает новый просветительский онлайн-проект «Воспоминания старинного особняка» Подробнее

03.08.2020

Воспоминания старинного особняка. Дом-шкатулка на Литейном проспекте. Серия 1 Подробнее

02.08.2020

МЦБС им. М.Ю. Лермонтова начинает проект «Лермонтовка идет к вам!» Подробнее

01.08.2020

Читаем на английском языке вместе с БиблиоРоссикой! Подробнее

01.08.2020

Наш QR-код по безопасной деятельности организации Подробнее

Выставка «Графика Юрия Сырнева»в Библиотеке книжной графики

До 11 февраля в Библиотеке книжной графики проходит выставка советского художника, графика, книжного иллюстратора Юрия Сырнева.

Юрий Аркадьевич Сырнев родился в Казани в семье инженера, детство провел в Таллине (Ревель). Большой зимний пейзаж со шлагбаумом – это впечатления детства, так же как и два пейзажа поменьше,  близкие к нему по стилю и колориту. В них можно почувствовать своеобразный мир и уют небольшого западного приморского города в десятые годы XX века.

gal

Эти работы, как и другие акварели, кажутся написанными с натуры, но это не так. По свидетельству близких друзей художника, Сырнев обладал такой феноменальной зрительной памятью, что она давала ему возможность без натуры, только по воспоминанию и воображению создавать пейзажи, в которых романтическое, лирическое звучание темы соединялось с убедительно построенным изображением мотива во всех его деталях.  В это трудно поверить, но все эти акварельные листы написаны не на пленере, а дома.

Чувство ритма, а порой даже какое-то ощущение скорости есть в его железнодорожных пейзажах; строгое чувство меры в использовании цвета и тоновых отношений, мелодический строй, определяющий «пейзаж настроения», впрочем, никогда не выходящий за пределы реальности, – многие черты его творчества, очевидно, были связаны с его особым отношением к музыке.

Художник постоянно бывал на концертах лучших исполнителей музыкальной классики.Цветная литография 1940 года «Концерт в филармонии» – один из этапов незавершенной работы над этой темой. Сырнев занимался музыкой с детства настолько увлеченно, что, даже окончив художественный техникум в 1927 году, еще думал, где учиться дальше – в Академии художеств или в Консерватории, но выбрал все же Академию. 

gal

Он был человеком большой общей культуры, безукоризненного вкуса и широких интересов в искусстве, – во всех его проявлениях. На выставке в одной из витрин несколько фотографий и два натурных рисунка – фигуры в китайском костюме. Это Мэй Ланьфан, всемирно известный китайский артист, приехавший на гастроли в СССР. Он блестяще исполнял роли молодых женщин и девушек в традиционном китайском театре. Сырнев был человеком своего времени и сумел сказать о нем по-своему, негромко, просто, но с полной искренностью.

Н.А. Тырса говорил, что «…художник прежде всего ищет общения через свои произведения со всеми, кто имеет глаза, чтобы видеть». Живописное решение каждого листа всегда композиционно уравновешено, это не поверхностный взгляд. Нередко это изображение той обыденности, на которую никто никогда не обращает внимания; иногда оно наполняется неуловимым ощущением тоски, утраты обреченности. Деревенская изба, которая будто прячется от взглядов, заслоненная заборами и деревьями, или добротные, сумрачные деревянные дома на окраине провинциального города.

Но, вероятно, самая заметная роль в его пейзаже принадлежит железной дороге. С начала XX века, и даже до середины его, поезд был почти единственным средством передвижения для больших расстояний. И романтика путешествий, встреч и разлук была связана с железной дорогой.Изобразительная, эстетическая сторона ее, красота и выразительность черного паровоза или полосатого шлагбаума в работах Сырнева естественно вписаны в мягкий, туманный акварельный пейзаж.

gal

Но одинокий розовый  домик путевого обходчика в светлых сумерках или белой ночью словно застыл в тревожном ожидании. И еще большая напряженность сковывает невзрачные привокзальные дома на другом листе, с зеленоватым небом.

Приметы времени, может быть и независимо от воли автора, остаются в его работах. Шли грозные годы внезапных арестов, приговоров, лагерных сроков. В красных товарных вагонах перевозили в те времена не столько грузы, сколько заключенных. В этих вагонах, предназначенных для перевозки скота, везли из родных деревень семьи, не угодивших новой власти, с детьми и стариками, везли на гибель, выгружали в голую степь, в тундру, тайгу, туда, где нет ни жилья, ни даже крыши над головой. А единственной возможностью избежать ареста для городского человека было – уехать куда угодно, только подальше от места прописки, т.е. постоянного жительства. Поэтому железная дорога в те годы вызывала чаще всего ассоциации, далекие от романтических путешествий. «Пейзаж с товарным поездом», идущим вдали, среди осенней природы, настолько проникнут настроением затаенной тоски, что глядя на него кажется, слышен стук колес, отсчитывающих время.

Сырнев был очень далек от любых политических течений тех времен. Но невозможно было жить, не зная и не видя того, что происходило в стране, а то и буквально в соседнем доме. Может быть, именно его преданность искусству, погружение в свою работу как бы защитили его, с одной стороны, от многих волн репрессий, а с другой от малейшего движения в сторону «социалистического реализма», который именно в эти годы набирал уже силу и власть. Сырнев сумел остаться самим собой. В его работах подлинный, живой, живописный реализм никогда не приближается к мертвой официальной живописи. В то время многие его современники не избежали этого искушения славой, благополучием, властью.

Еще одна область, где он себя показал настоящим мастером – это книжная иллюстрация. На выставке представлены, хотя и не полностью, несколько оригиналов и эскизов для детских книжек.

galИллюстрированная советская детская книга в качестве совершенной новой обширной области книжной графики вышла на мировой уровень в эпоху 1920-х – 30-х гг.В. В. Лебедев, Н. А. Тырса, В. М. Конашевич, Н. Ф. Лапшин, В. М. Ермолаева стояли у ее истоков; за этими уже признанными мастерами следовали еще совсем молодые А. Пахомов, Ю. Васнецов, Е. Чарушин и многие другие, определившие своим творчеством своеобразие и небывалый расцвет детской книжной иллюстрации того времени.

Н. А. Тырса, обладавший большим авторитетом среди молодых художников, не раз говорил, что картинки в детской книжке – это и есть первая встреча с искусством для ребенка-дошкольника или школьника младшего возраста. Потому и роль этих первых в жизни книжек с картинками так велика, что именно с них начинается эстетическое воспитание, закладываются основы хорошего вкуса и любви к искусству.Тоненькая, дешевая детская книжка, без переплета, на плохой бумаге, под рукой настоящего художника становится произведением искусства.

Сохранившиеся иллюстрации Сырнева к трем книжкам, очень разным по тематике, жанру, стилю говорят об огромных возможностях его таланта и о способности такого прочтения текстов, что это можно сравнить с перевоплощением артиста в разных ролях.Нежные и романтичные рисунки к рассказу «На яхте» Ю. Владимирова с использованием фактуры бумаги; градации черного, серого, белого, понятые как цвет.

gal

Лаконичные, почти плакатной силы, черно-белые, без оттенков иллюстрации к повести идейно-политического содержания Г. Дитриха.А также намеренно-небрежные по манере рисунки цветными карандашами к стихам А. Веденского про неряху, лодыря и двоечника Колю Кочина.

gal

С необыкновенной точностью найдено стилистическое решение каждой из этих книжек. И достоинство художника, его ответственность за свою работу, в иллюстрациях на том же высоком уровне, что и в станковых акварелях, работах, «для себя», никакими издательскими требованиями не стесненных.

Художник Ю. А. Сырнев погиб в 38 лет, защищая Отечество.

Его жизнь в искусстве продолжается в его произведениях.

 

Материал пдоготовили сотрудницы Библиотеки книжной графики

Наталья Ергенс, Елена Андреева

Наверх |