На главную
Межрайонная централизованная библиотечная система им. М.Ю. Лермонтова
Поиск
 
Карта сайта

Календарь событий

Август 2020

12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Книжные новинки

Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать

Все новинки

Новости

04.08.2020

Запись на посещение библиотеки теперь онлайн Подробнее

03.08.2020

Лермонтовка запускает новый просветительский онлайн-проект «Воспоминания старинного особняка» Подробнее

03.08.2020

Воспоминания старинного особняка. Дом-шкатулка на Литейном проспекте. Серия 1 Подробнее

02.08.2020

МЦБС им. М.Ю. Лермонтова начинает проект «Лермонтовка идет к вам!» Подробнее

01.08.2020

Читаем на английском языке вместе с БиблиоРоссикой! Подробнее

01.08.2020

Наш QR-код по безопасной деятельности организации Подробнее

Книжная графика Гаги Ковенчука

gal

Георгий Васильевич (Гага) Ковенчук (1933–2015) — советский и российский художник, писатель. Живописец, график, художник книги и плакатист. Заслуженный художник России, член секции графики Санкт-Петербургского Союза художников, член Союза журналистов. Участник творческого объединения художников-плакатистов «Боевой карандаш». Работы художника находятся в собраниях российских и зарубежных музеев и галерей, в том числе Государственной Третьяковской галереи, Государственного русского музея, Государственного музея В. В. Маяковского, Музей Цитадели Вильфранш-сюр-Мер (Франция).

gal

На протяжении всей своей жизни Гага Ковенчук работал как иллюстратор и художник книги. Со старших классов СХШ начал подрабатывать в издательстве «Лениздат», делать небольшие иллюстрации в журнале «Нева», а к моменту начала работы над книгой В. Маяковского «Клоп» (конец 1960 – начало-1970-х годов), по его словам, в Ленинграде не было ни одного издательства, где бы он к тому времени не работал. Также сотрудничал с журналами «Костёр», «Мурзилка», «Аврора» и др. От журнала «Костёр» два раза ездил на БАМ и писал оттуда письма своему сыну Алексею. Впоследствии серия очерков и рисунков «Письма к сыну с Байкало-Амурской магистрали» превратились в книжку «От Комсомольска до Ургала» (М.: Детская литература, 1977). За время работы в издательствах и журналах Гага Ковенчук объездил весь СССР, был в Сибири, на Дальнем Востоке, на Сахалине, на Курильских островах, в тундре, в шахтах на Кузбассе, на Каракумском канале, Якутии и т. д. В поездках собирался материал для книг, создавались иллюстрированные очерки для журналов, а также самодельные альбомы-книги.

gal

На выставке в Библиотеке книжной графики представлены наброски, эскизы, рисунки, макеты книг и журнальных публикаций 1960–1980-х годов, оформленных Гагой Ковенчуком, а также графика к пьесе В. Маяковского «Клоп», изданная в формате книги художника в 2013 году. Экспозиционно выставка поделена на две части. Первый зал — книжная графика к произведениям отечественных писателей, второй зал полностью посвящен Гаге — его тексты с его иллюстрациями, а также некоторые книги-дневники разных лет, в которых описан, зарисован, заколлажирован, задокументирован почти каждый день из жизни художника, его наблюдения и визуальные впечатления.

Среди множества книг, оформленных Ковенчуком, есть важнейшие, и одна из них – «Из записных книжек» Ильи Ильфа (Л.: Художник РСФСР, 1966), ставшая важной вехой в советском книжном дизайне. Вот как об этом пишет А. Д. Боровский: «Сегодня игровая форма изобразительного ряда прочно вошла в издательский быт, тогда же последовательно – от макета до последней заставки – проведённый принцип головоломки, шарады, тотальной «несерьезности» требовал от издателей и от художника определенной смелости… Ковенчук без оглядки окунается в стихию ильфовского юмора… произошел тот редкий случай, когда индивидуальная поэтика иллюстратора органически соответствовала характеру текста. Ковенчуку оставалось только чуть утрировать собственный графический почерк, излюбленный им диалог «живого» рисования и изобразительного знака, отработанный уже в станковых сериях. Он широко использует вырезки из старых журналов, фрагменты нэпмановской торговой рекламы, разного рода типографские литеры и акциденции двадцатых годов. В контексте книги все они приобретают характер семантического шума, репрезентируя обывательский космос… Думается, работа над иллюстрациями к этому изданию сыграла особую роль в творческой судьбе Ковенчука. Дело не только в том, что ему, пожалуй, впервые в книге (да и не только в книжной иллюстрации, наверное) удалось высказаться в полный голос, без оглядки на принятые правила графического «хорошего тона»: авторитет Ильфа-сатирика помог художнику «протащить» в книгу визуальность низового плана». На выставке представлены иллюстрации и другие элементы оформления книги «Из записных книжек», а также рабочий материал (эскизы, варианты рисунков), дающие представление о «кухне» художника, процессе создания образов.

gal

Еще одно особое место в книжном наследии Гаги Ковенчука занимает графика к пьесе В. Маяковского «Клоп». По словам самого художника, когда ему предложили сделать издание этой книги, это стало для него подарком (многие из книг, над которыми работал Гага, он считал малоинтересными). Книга вышла в 1974 году в Ленинградском отделении издательства «Искусство», работа над ней длилась около четырех лет, а выход задержался на год и был сопряжен с большими трудностями. «…Выбор пал на меня, поскольку стиль, в котором я работал, издатели сочли подходящим для этого задания, а кроме того, мой дед со стороны матери, футурист Николай Иванович Кульбин, художник и идеолог новаторского искусства, дружил с молодым Маяковским и всячески поддерживал его, поскольку был старше и имел генеральский чин, являясь главным врачом императорского генерального штаба и одновременно одним из основателей «Бродячей собаки». Работа поначалу шла быстро… Первый макет я сделал сходу за один вечер на дачной веранде. И на следующий день показал в издательстве. Поначалу всем активно понравилось, но постепенно горячее восприятие стало остывать, и начались различные поправки, стали говорить, что я сильно размахнулся... Стали говорить, что могут быть неприятности, поскольку я произвольно вмешался в текст и по собственному разумению выделил некоторые реплики во всю страницу, а одно слово – «воскресить» – вообще разместил на трех разворотах. Я спорил, не сдавал позиций и решил поехать в Москву – показать авторитетным людям. В Москве я попал к двум таким людям – во-первых, к Лиле Брик… Лиля Юрьевна и ее муж Василий Абгарович Катанян… внимательно перелистали макет. «Под этим подписался бы сам Володя», – из ее уст это была высшая похвала. На последней странице она написала свое впечатление от макета… Вторым человеком был Валентин Плучек… В 1929 году он был участником первой постановки «Клопа» и общался с Маяковским, Мейерхольдом и Шостаковичем. Плучеку очень понравился мой замысел, и он вызвался писать предисловие. Домой я вернулся победителем: предисловие произвело на всех сильное впечатление. Это была моя охранная грамота – все опасения были сняты, и я спокойно завершил работу… 

gal

 Макет с пробными оттисками был одобрен и подписан… до выхода книги оставалось две  недели… Я позвонил в издательство узнать, как  идут дела, в телефонной трубке услышал голос  главного художника Якова Михайловича Окуня:  «…Книга не выйдет»… Из Москвы пришло  разгромное письмо… Я не знал, как реагировать,  и попросил по телефону прочитать мне это  письмо, но оказалось, что письмо это было  секретное, только в общих чертах Я. М. Окунь  пересказал мне его содержание. Там говорилось,  что книга «формалистическая», «порочная»,  «оскорбляющая память Маяковского»»  (Ковенчук Г. История с приключениями // Гага  рисует Клопа и многое другое. — Издательство  Тимофея Маркова: СПб, 2013). Дальше была еще  одна поездка в Москву, встреча с секретарем  Союза писателей СССР К. Симоновым, его  письмо поддержки, визит в Комитет по печати.  В результате выход был найден — художник внес некоторые правки (кое-что его самого не устраивало), и книга увидела свет. А год спустя, в 1975 году, была награждена дипломом «Лучшая книга года». На выставке представлены эскизы иллюстраций, фрагменты упомянутого макета с подписью Лили Брик, а также некоторые из новых вариантов графических композиций, вышедших в 2013 году лимитированным тиражом в издательстве Тимофея Маркова. Сопоставление рабочего и изданного материала позволяет увидеть авторское иллюстративное прочтение пьесы в разные моменты времени. Однако есть и константы, например, уверенное обращение художника со шрифтами, сталкивание рисованных строк и разных шрифтов. 

Активность шрифтов отличает не только «Клопа». В оформлении книги С. Погореловского «Рисуем строчками» (Л.: Художник РСФСР, 1971), художник, наследуя традиции футуристической и конструктивистской книги, буквально «рисует» буквами, располагая текст его в форме лестницы, струи, солнца, клубка и т. п. (на выставке представлен макет титульного листа этой книги). Шрифтовая композиция названия на обложке книги «Про Нефть» (М.: Детская литература, 1980) своим силуэтом напоминает конструкцию нефтяной вышки. Как отмечает А. Д. Боровский, шрифтовое оформление книг у Г. Ковенчука часто носит метафоричный характер. «В обложке книжки С. Вольфа “Мне на плечо села стрекоза” свободное, “от руки” положенное шрифтовое полукружье уподоблено вибрациям стрекозьих крылышек. В решении обложки вольфовской же книжки “Хороша ли для вас эта песня без слов” подобный полукруг рисованного шрифта как бы ограничивает тенью высвеченное пространство: телефонную будку, освещенное окно… Окно горит одним светом, будка высвечена другим. Какая-то очень городская обложка: сразу даёт понять, что речь пойдёт о непонимании, о прерванном разговоре» (Боровский А. Д. Веселое имя // Гага рисует Клопа и многое другое. — Издательство Тимофея Маркова: СПб, 2013).секретарем Союза писателей СССР К. Симоновым, его письмо поддержки, визит в Комитет по печати. В результате выход был найден – художник внес некоторые правки (кое-что его самого не устраивало), и книга увидела свет. А год спустя, в 1975 году, была награждена дипломом «Лучшая книга года». На выставке представлены эскизы иллюстраций, фрагменты упомянутого макета с подписью Лили Брик, а также некоторые из новых вариантов графических композиций, вышедших в 2013 году лимитированным тиражом в издательстве Тимофея Маркова. 

gal

Сопоставление рабочего и изданного материала позволяет увидеть авторское иллюстративное прочтение пьесы в разные моменты времени. Однако есть и константы, например, уверенное обращение художника со шрифтами, сталкивание рисованных строк и разных шрифтов. 

За свою жизнь Гага Ковенчук оформил более ста книг, десятки журнальных публикаций, создал огромный архив авторских книг-дневников – это наследие не могло бы уместиться в залах библиотеки, и выставка, разумеется, не претендует на полноту и всеобъемлющее представление Гаги Ковенчука как художника книги. Однако отобранные работы в полной мере демонстрируют большой художественный талант, увлеченное рисование, честный и ответственный творческий подход к созданию книги.

Библиотека книжной графики благодарит Жанну Ковенчук, Бориса Файзуллина, Тимофея Маркова, семью Львовских и Алексея Парыгина за помощь в организации выставки

gal

Куратор проекта «Библиотека книжной графики»

Наталья Ергенс

Наверх |