На главную
Межрайонная централизованная библиотечная система им. М.Ю. Лермонтова
Поиск
 
Карта сайта

Календарь событий

Сентябрь 2020

123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

Книжные новинки

Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать

Все новинки

Новости

Вернуться к списку новостей


Как пандемия повлияла на книжный рынок

17.06.2020

Библиотека «На Стремянной» представляет интервью с ведущим редактором издательства «Питер» Кристиной Тульцевой.  

Ограничения, вызванные современной эпидемиологической обстановкой, так или иначе, затронули все сферы жизни. В условиях современных реалий учреждения культуры функционируют в онлайн-режиме: на время действия ограничений перешли на удаленную работу и библиотеки.

Так, например, библиотека «На Стремянной» общается с читателями через социальные сети, публикует аудио и видеоконтент, проводит книжные розыгрыши, размещает на своих страницах актуальную и полезную информацию. На время действия ограничений у читателей нет возможности брать в библиотеке бумажную литературу, и многие стали активнее пользоваться другими форматами – электронными книгами и аудиокнигами, доступ к которым можно также получить удаленно через сайт, социальные сети или электронную почту библиотеки.

galРабота библиотек напрямую зависит от работы издательств. О том, с какими проблемами столкнулись издательства в нынешней ситуации, мы решили поговорить с ведущим редактором одного из крупнейших петербургских издательств, с которым сотрудничает наша библиотека.

Ведущий редактор отдела компьютерной и научно-популярной литературы издательства «Питер» Кристина Тульцева дала интервью Библиотеке «На Стремянной».

− Кристина, расскажите, как изменилась работа вашего издательства в условиях пандемии?

− Безусловно, пандемия очень сильно ударила по книжной отрасли во всем мире — по издательствам, магазинам, типографиям. Наше издательство выполняет обязательства перед сотрудниками и государством, но работает сейчас в убыток, как и все.
Из отчетов книжной палаты следует, что только в марте издательства потеряли около 6,8 млрд рублей от закрытия книжных магазинов. Книжные магазины закрыты, а онлайн-продажи не могут компенсировать потерянные деньги. Закрыта большая часть типографий, поднялись цены на бумагу. А еще повсеместно отменяются важные книжные мероприятия — Лондонская книжная выставка, Франкфурт и прочие отраслевые встречи, а именно на этих мероприятиях заключают контракты и формируются издательские портфели, поэтому сейчас есть провисание с новыми проектами.

Как известно, книжная индустрия не входит в список областей бизнеса, которые поддерживает государство, поэтому аренда, налоги и прочие расходы остаются на прежнем уровне, независимо от доходов предприятия.

С начала марта руководство издательства «Питер» перестроило рабочие процессы, перевело сотрудников на удалённую работу, выставило приоритеты по задачам. Конечно, планы выпуска сократились везде. Нет живых денег — нет производства. Мы сосредоточились на изданиях, которые можно сразу выпускать в электронном виде. Значительную часть нашего издательского портфеля составляет профессиональная литература для айтишников, поэтому в марте и апреле мы выпускали электронные версии книг именно для этой целевой аудитории. И, несмотря на тяжелую ситуацию, мы продолжаем работать и над новыми проектами — авторы активно работают и хотят издаваться, а наша задача — сделать для этого все возможное, особенно когда есть читательский спрос. Сейчас ставка делается на самые прибыльные и стабильные проекты и на то, что интересно читателям.

Увеличился объем работы в соцсетях. Проводятся вебинары, обзоры книг, конкурсы. Мы поддерживаем читателей, проводим промо-акции, делаем упор на различные интернет-активности.

Для нашего издательства это не первый кризис. Мы существуем с начала 90-х годов и уже многое успели повидать. Но сложившаяся ситуация уникальная и существенно бьет абсолютно по всем участникам рынка в мире. И после выхода из пандемии мир уже не будет прежним. Мы все заинтересованы в дальнейшей успешной работе и скорейшему выходу из кризиса, но команда издательства морально готова к тому, что в непростой ситуации придется находиться минимум до конца года. Со снятием ограничений покупатели не сразу вернутся в магазины, а именно розничные магазины и обеспечивают издательству основной приток денежных средств.

gal− Как выживают книжные магазины в условиях пандемии?

− Магазины перестраиваются на формат доставки книг и переходят в онлайн, собирают заказы, доставляют их. Но если мы говорим про независимые магазины, то они пострадали больше всего. Книжный бизнес не поддерживается государством, наценки на книги маленькие, рентабельность низкая. И это обычная ситуация. Сейчас все обострилось и усугубилось. Очень сложно спрогнозировать, как маленькие магазины выйдут из ситуации, но то, как они борются сейчас, достойно уважения. Например, новосибирский магазин «Перемен» устроил прикольную акцию – «Книга в мешке». Читатели заполняют анкету на сайте о своих предпочтениях, а сотрудники магазина анализируют ответы, подбирают книги и высылают их почтой. Суть в том, что читатель до последнего не знает, какие книги получит. Акция пользуется популярностью, и основной доход магазина приходится именно на нее.

Крупные сетевые магазины полностью перешли на интернет-продажи, открывают новые каналы дистрибьюции, оптимизируют процессы, но очень немногие магазины принимают новый товар. Книжный бизнес сам по себе не очень доходный, и онлайн-продажи не смогут компенсировать убытки. Самое страшное во всей этой ситуации – это, конечно, неопределённость, какие-то долгосрочные стратегии сейчас придумывать нет смысла, и схемы работы приходится менять буквально каждый день, подстраиваясь под обстоятельства. Это относится и к издательствам, и к магазинам. Мы оказались под крылом огромного черного лебедя.

− Кристина, что полезного могут извлечь издательства из данной ситуации по Вашему мнению?

− Во-первых, это пересмотр рабочих процессов. В наш цифровой век необходимость сидеть в офисе с 9 до 5 уже кажется анахронизмом, однако издательства все-таки во многом консервативны и продолжают работать по старинке. Вся эта ситуация показала, что люди могут работать удаленно и эффективно решать бизнес-задачи. Думаю, что многие руководители пересмотрят свой подход к организации времени сотрудников и в не столь удаленном будущем удаленная работа станет реальностью.

Второй момент. Ограничения показали несостоятельность нашей системы образования, показали то, что мы не готовы к дистанционному обучению. В первую очередь это выражается в недостатке адекватных и качественных учебных материалов, которые были бы интересны и понятны детям и их родителям. Потребность в современных учебниках налицо. И это открывает большие возможности для авторов и издателей учебной литературы.

− Как изменились читательские предпочтения во время режима изоляции?

Начало изоляции люди восприняли с воодушевлением, как некую возможность заняться самообразованием, саморазвитием и переделать наконец-то накопившиеся дела. Но как показала практика, заставить себя быть эффективным в такой тревожный и стрессовый период не только очень сложно, но и вредно. Наш мозг включает охранительный режим, поэтому лекции в изоляцию не слушались, умные книги не читались, а коврик для йоги был отдан на растерзание коту. Ругать себя за это не стоит, это нормальная реакция организма, в котором от неопределенности и плохих новостей зашкаливает кортизол, и соответственно снижаются когнитивные процессы. За три дня на стрессе можно сделать очень много всего, но три месяца — это суровое испытание для человека. Поэтому людям нужно было что-то такое, что снизит тревожность в этот период. Сместился акцент с нон-фикшена на художественную литературу. В топ самых популярных жанров вошли детективы, современная проза, фэнтези и фантастика. Люди с помощью книг уходили в волшебные миры, следили за перипетиями детективных сюжетов, где все в конце концов расставлялось по полочкам (чего так сейчас не хватает в жизни). Из нон-фикшена читали о том, как жить в эпоху нестабильности, читали книги о работе мозга и психологическую литературу, книги о здоровье. В общем, можно сказать, что в книгах люди искали лекарство от тревоги, ответы на насущные вопросы и отражение актуальной повестки, например по данным сервисов электронных книг, спрос на роман «1984»Джорджа Оруэлла увеличился в разы.

− А как Вы считаете, что будет с книжным рынком после снятия ограничений?

Книжный рынок переродится, и это пойдет ему на пользу. К сожалению, выживут не все: мелкие игроки уйдут, но появятся новые и молодые, которые будут эффективно работать в духе цифрового времени, старые игроки пересмотрят свои устаревшие бизнес-процессы. Хочется верить, что отрасль станет современней и гибче, а государство пересмотрит свое отношение к ней и станет оказывать больше поддержки. В любом случае наше издательство смотрит в будущее с оптимизмом, чего и вам желаем.

− Спасибо за интервью, желаем успехов Вам и вашему издательству и надеемся на дальнейшее сотрудничество!

С Кристиной Тульцевой беседовала Мария Петруненко,
сотрудник Библиотеки «На Стремянной»

Наверх |