На главную
Межрайонная централизованная библиотечная система им. М.Ю. Лермонтова
Поиск
 
Карта сайта

Календарь событий

Книжные новинки

Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать
Уже на полке!
Забронировать

Все новинки

Новости

Вернуться к списку новостей


Выставка «Графика Павла Ивлева» в Библиотеке книжной графики

29.08.2017

До 31 августа в Библиотеке книжной графики открыта выставка графики советского художника-графика Павла Ивлева.

Павел Филатович Ивлев родился в Петербурге в 1901 году в семье крестьянина Рязанской губернии села Колыбельского, наследника места сидельца винной лавки в Петербурге Филата Семеновича Ивлева.

В 1915 году Павел поступил на обучение в Воздвиженское высшее начальное училище, в 1917 году окончил его, получив тройки по большинству предметов, четверки по истории и естествознанию и единственную пятерку по рисованию и черчению. Он мечтал стать художником, но этому помешала революция.

Ивлев Павел Филатович_Без названия_1962 г.

В 1918 году Павла Ивлева забирают в армию, затем распределяют во Владикавказ, где он пробыл до конца 1920-х годов. В годы службы на Кавказе Ивлев состоял в художественном кружке, где его этюды с натуры и декоративные работы для Рабочего театра, например, эскизы декораций для постановки «Робин Гуда», вызывали большое внимание и интерес.

В 1928 году Павел Ивлев возвращается в Ленинград и поступает в Художественно-промышленный техникум. За три года учебы он переменил три отделения. Первый год учился на театральном, второй – на педагогическом, окончил обучение на отделении керамики.

В августе 1931 года он был командирован на Бронницкую фарфоро-фаянсовую фабрику «Пролетарий» в качестве художественного руководителя фабрики, но в ноябре того же года живописный цех фабрики ликвидировали, и Павел вернулся в Ленинград. Некоторое время работал секретарём школьного сектора районного отдела народного образования, затем преподавателем ИЗО в 6-й вспомогательной школе и учителем рисунка и живописи в Доме художественного воспитания детей Смольнинского-Дзержинского района. В это время у Павла Ивлева появляются знакомые среди художников. Близкий приятель – Осип Сидлин. Возникает долгая, на всю жизнь, дружба с Константином Кордобовским.

gal

В 1934 году Ивлев женится, в 1936 году рождается сын. В 1937 году жена, желая дать Павлу возможность спокойно заняться искусством, отправляется с годовалым ребенком на свою родину, в Беларусь, в город Могилёв. До момента воссоединения семьи в 1938 году (Ивлев в конце концов уезжает вслед за женой), Павел почти ежедневно пишет жене. Заметную часть в его письмах занимают его размышления о себе, сомнения в своем таланте и правильности избранного пути художника.

«...Что-то не ладится у меня, не получается. Опять полезли в голову обычные мыслишки, для чего да к чему всё это. Состояние топтания на месте. Хочется просто так, без философии поработать. Читаешь серовские письма – люди просто любили свое искусство и отдавались ему так, как на сердце лежало. Просто завидно даже. Всё-таки для такой любви надо иметь ещё и талант, да не какой-нибудь, а солидный, иначе будешь замухрышкой с нечёсаной шевелюрой. Вот отсюда и вопросы к себе: стоит ли и надо ли заниматься этим именно так и не проще ли халтурить, насколько позволяет твой мизерный талантишко. И устроить зато свою жизнь. Но что это за жизнь, боже мой. А может быть и ничего? Какая досада, что человек живет только один раз. Страшно не хочется просчитаться в жизни».

В годы жизни в Беларуси семья проводит лето в Выре или Бабине. Павел рисует гуашью старые двухэтажные деревенские дома или уходит в лес и делает быстрые этюды, стремясь уловить яркий цвет пятен, высвеченных солнцем на несколько коротких минут в лесном полусумраке. В эти же годы Павла захватывает интерес к гомеровской «Одиссее». Он старается ближе познакомиться с искусством и бытом по книгам и экспонатам музеев. Затем на небольших набросках гуашью и акварелью нащупываются цветовые решения. В 1940-м году появляется 20 листов эскизов гуашью. Он ещё не приступил к окончательной работе над «Одиссеем», а уже возникает интерес к ещё одной большой теме – «Божественной комедии» Данте. Однако этим планам не суждено было сбыться.

gal

Наступает 1941-й год, и Павел уходит на фронт. В своих письмах к жене художник неоднократно возвращается к «своему Одиссею» – то желая продолжить работу над ним, то отступая от этого желания. После окончания войны Павел так и не вернулся к этой работе.

В военные годы Ивлеву удается находить время для зарисовок, набросков. Созерцание природы, размышления о красоте окружающего мира занимают его постоянно.

«Как всё-таки прекрасен мир. И чудятся мне бесконечные серии гравюр и эстампов, наполненные сочным рассказом об этой красоте мира. И я хожу, смотрю и слушаю. Никакой вымысел не даёт никогда того, что есть в натуре. Как мне хочется окунуться вновь в этот мир цвета».

После окончания войны полк, в котором служил Ивлев, двинулся в путь из Карелии через всю Сибирь к восточным границам. В эти дни Павел Ивлев создал серию пейзажей по дорожным впечатлениям.

gal

В послевоенное время Ивлев работал в различных областях прикладного искусства: от эскизов конвертов для грампластинок и упаковки спичек и конфет, до оформления спектаклей и станций метро. Также продолжал делать зарисовки с натуры в городе и в пригородных парках в своих самодельных альбомах, которые всегда имел с собой. В 1960-х годах Павел с женой конец лета и осень проводят в Крыму, где Павел рисует и делает этюды маслом и гуашью. Накопленные впечатления используются потом для создания серий рисунков и эстампов.

В 1991 году художник ушел из жизни. Это первая персональная выставка Павла Ивлева, который прошел нелегкий жизненный путь, находясь в постоянном поиске художественных образов и сомневаясь в своем таланте. Он реализовался как профессиональный художник промышленной графики, но с горящим сердцем всегда мечтал стать вольным художником. Его постоянные зарисовки красоты окружающего мира говорят о том, что он пытался сказать «нечто», передать свою любовь к действительности, что и есть не что иное, как настоящее искусство.

gal

 

 

Наверх |